«Пресса называла нас «животными», а нам было плевать!» Исповедь футболиста, отдохнувшего круче Кокорина и Мамаева

После признаний бывшего полузащитника сборной Англии Кирона Дайера вечеринка в Монте-Карло покажется детским садом.

Историческая справка

Кирон Дайер до звезды европейского уровня не дотягивал, но любителям английского футбола неплохо знаком. Воспитанник «Испвич Таун» большую доля карьеры провел в «Ньюкасле», в составе которого отыграл 234 матча во всех турнирах и отметился 32 голами и 8 передачами. Совместно с «сороками» правый полузащитник брал бронзовые медали АПЛ, двукратно попадал в символическую сборную турнира и регулярно выступал в еврокубках. Все это позволяло Дайеру рассчитывать на вызов в национальную команду, чью майку он примерял 33 раза.

В 2007 году хавбек перебрался в «Вест Хэм», и его карьера пошла по нисходящей. Краткосрочная аренда в родной «Ипсвич», переход в «Куинз Парк Рейнджерс», а затем в «Мидлсбро», где Дайер и повесил бутсы на гвоздь. По истечении последнего контракта 34-летний полузащитник решил, что с него хватит, и начал осваивать тренерское мастерство. Сейчас англичанин тренирует команду «Ипсвича» до 16 лет и параллельно пробует себя в литературе.

В вышедшей на днях книге Дайер рассказывает о самом скандальном случае из своей карьеры. Накануне чемпионата Европы 2000 года 21-летний хавбек лишь-только восстановился после травмы, успел зачислить участие в контрольных матчах с Аргентиной и Украиной, но в итоговую заявку не попал. Тем летом он вместе с несколькими другими пролетевшими мимо турнира игроками отправился на кипрские пляжи. Разгул футболистов вылился в видео для взрослых, в котором «снялись» Дайер, Рио Фердинанд, Фрэнк Лэмпард и целая группа девушек. Все это попало на передовицы газет, но подробнее рассказать о случившемся хавбек решился лишь спустя почти 18 лет. Daily Mail публикует самые яркие отрывки из книги Кирона Дайера: «Слишком спозаранку. Слишком поздно». 

«Все вкруг хотели меня! Это сводило с ума!»

Летом 2000 года кипрская Айя-Напа была магнитом для британских футболистов. Это был праздник без границ. Казалось, что любой игрок премьер-лиги, не попавший на Евро, был там тем летом. В то время футболисты лишь привыкали к тому, что их богатство разделяет их с другими людьми. Ранее ведь не было такого уровня популярности и сумасшедших зарплат, плюс появление Facebook и Twitter лишает их возможности сохранить такие истории в тайне.

В первые два приезда на Кипр я был игроком «Испвича», и меня даже никто не узнал! А вот в компании с Рио (Фердинандом – прим. Sportbox.ru) все было иначе. Сейчас я выступал в премьер-лиге, играл за сборную – все хотели меня. Это эмоция буквально свело меня с ума! Мы были молодыми ребятами и нам нравилось, что все хотят коротать время в нашей компании. Даже не могу прикинуть, сколько мы тогда выпили.

Вовек не думал о причинах, побудивших меня к такому. Это была доля взросления, и мне не о чем жалеть. Я мог позволить себе все что угодно и не знал, будто с этим бороться. Мне не приходило в голову, что я безответственен и наношу своими действиями урон не только себе. Мы не хотели резаться по правилам, которым подчинялось общество. Опасное эмоция, но никто не говорил нам, что этак нельзя. Каждый хотел видеть нас в своем баре, а будучи молодым футболистом, слово «нет» слышишь весьма редко. Мы могли прямо с пляжа, в шортах и в песке, пойти в клуб, и нас вечно пускали!

«Газеты называли нас «животными», однако мы и не думали останавливаться»

Мы считали себя крутыми. Степень собственной славы убеждал в том, что ничто не помешает тебе весело прочертить время, – даже закон. Я был молодым и одиноким парнем, девушки меня нередко бросали, а тут за день можно было переспать разом с тремя. Пусть некоторые ребята в этом плане были куда более «активными», будто-то я даже проспал один из матчей сборной Англии.

Раз у нас была игра – мы не должны были ложиться почивать на протяжении 24 часов. Тут кому-то пришла в голову идея организовать «пьяный» спринт. На дистанции в 500 метров на каждой мусорной корзине устанавливалась чарка с текилой – в общей сложности десять штук. Резон в том, что ты бежишь до первой «точки», выпиваешь, возвращаешься назад, а затем также со всеми остальными. Я как-то пытался перескочить шезлонг, но споткнулся и со всей дури вмазался лицом в песок.

Мы носились там в 30-градусной жаре по общественному пляжу, а на следующий день вышли газеты с нашими фото и заголовками: «Животные». Но знаете что? Нам было плевать! Это был крышка сезона, мы считали себя непобедимыми. После подобный реакции общественности стоило сдержать собственный «энтузиазм», но мы продолжили в том же духе. Мы отдавали себе отчет в том, что вкруг камеры и журналисты, и просто не обращали на это внимания.

«Один из друзей Фердинанда решил без спроса сбросить, как я занимаюсь сексом»

Часто Рио привозил своих друзей, которые отвечали за видеосъемку. Снимали буквально все! Одной из ночей я занимался сексом, а один из приятелей Рио незаметно зашел в комнату и включил камеру без моего согласия. Будто только я его заметил, то велел прибраться, но ситуация уже была некрасивой. Этак делать совершенно неправильно – унижать девушку. Я перед ней извинился и вызвал таксомотор до отеля. А многие из подруг Рио и Фрэнка знали, что в их комнате ведется съемка и совсем не возражали.

Не пытаюсь выставить себя невиновным. Я хорошо проводил пора, и мое поведение в отношении девушек невозможно назвать в полной мере уважительным. А поскольку ни Рио, ни Фрэнк ни от кого не скрывали, чем занимаются, то никто в итоге не был обманут. Все, кто в этом участвовали, делал это добровольно.

Вкруг была куча людей-прилипал, которые лишь выдавали себя за друзей. Отдельный из них понимали, что заснято на пленках, потому однажды на одного из наших «операторов» даже напали. Ему приставили нож к горлу и заставили отдать записи – что он мог поделать?

«Мама сказала, что я ее опозорил»

Я вернулся домой, но мудрее не стал. В Испвиче встретился с друзьями и продолжил гулять весь день, и в одном из клубов поссорился с приятелем. Я считал себя королем мира, за что получил бокалом по лицу. Всерьез опасался, что пострадали очи, но в больнице меня успокоили.

В следующее воскресенье попросил маму приобрести мне газету, чтобы почитать о прошедшей драке. Когда она вернулась, на ней не было лица… Она швырнула мне свежий выпуск со словами «Ты нас опозорил», и я понял, о чем выговор, с первого же взгляда на передовицу. «Звезды сборной Англии стали участниками секс-видео» – гласил заголовок. Там было немало фото, в том числе и те, которые были сняты без моего ведома. Журналисты писали, что девочек обманывали, не рассказывая о камерах, но это не совершенно так!

Никогда не буду отрицать, что мое поведение не было идеальным. Ничем не горжусь. К сожалению, я стал умнеть чересчур поздно и только в 28 лет понял, что футбол не вечен.

Посмотрите на того же Лэмпарда, Каррагера или Джерарда! У всех у них была дикая молодость, но их упорный труд позволяет позабыть об ошибках прошлого. Мне тоже этого хотелось. Нужда перемен наступила в последние пару лет в «Ньюкасле», когда я перестал регулярно сходить на поле. Я изменился – закончил с выпивкой и посвятил итого себя футболу. Приходил на тренировку первым и уходил последним, ел правильную пищу, привел в порядок тело и даже стал пробовать себя в модельном бизнесе. Из одного из самых недобросовестных футболистов я превратился настоящего профессионала. Наконец, я стал умнее.

Безусловно, мне кушать о чем сожалеть в своей карьере. Хотел бы я больше беспокоиться о себе на ранних ее этапах. Веселая и беззаботная молодость дорого мне стоила. К тому моменту, будто понял, что нужно ухаживать за собой, моему телу уже был причинен положительный вред. Я считался одним из самых выдающихся талантов своего поколения, но так и не смог достигнуть того же уровня, что Джеррад, Лэмпард и Фердинанд. Даже вблизи.  

Фото: © Clive Brunskill/Getty Images Sport/Getty Images

Sportbox.ru — Главные новости

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*