Павел Колобков: «Сейчас допинг-офицеры получили такие права, что уже встает вопрос о защите прав спортсменов»

Министр спорта РФ Павел Колобков заверил, что в рамках нынешней антидопинговой системы в России какие-либо нарушения невозможны даже теоретически.

– Наши коллеги из ВАДА тоже понимают, что ситуация должна этак или иначе разрешиться. У нас же с ними не перетягивание каната, не боксерский единоборство, правильно? Да, сейчас у нас кушать разница в понимании некоторых вопросов. Какова наша позиция? Мы давно признали присутствие серьезных проблем с применением допинга российскими спортсменами. Мы признали сам факт серьезнейшего сбоя в нашей антидопинговой системе, – заметил Колобков. – В самом докладе Макларена содержалось немало важной информации, которая помогла нам принимать решения: это касается и расследования, которое ведет Следственный комитет, и тех изменений антидопинговой системы в России, которые начали выходить. Но ВАДА требует признать, что в России на государственном уровне существовал системный сделка для сокрытия фактов употребления допинга, в который были вовлечены определенные лица с определенными фамилиями.

– Есть понимание, будто прийти к варианту, который бы всех устроил?

– В настоящий момент ВАДА мониторит работу всех антидопинговых структур – национальных антидопинговых организаций, лабораторий, а ответственность несут собственно государства, в которых эти структуры находятся. Последствия выявленных несоответствий падают на спортсменов, на федерации, будто было в нашем случае. На мой взор, это неправильно. Поэтому я предложил бы передать все национальные антидопинговые организации, лаборатории непосредственно ВАДА в статусе филиалов. Пускай они назначают своих директоров, но тогда несут и ответственность за качество тестирования, качество планирования. Мы создадим им все обстоятельства. Мы как государство готовы выполнять свои обязательства по конвенции ЮНЕСКО. Мы готовы продолжать финансировать эту деятельность, вести образовательные антидопинговые программы, принимать законы против допинга на национальном уровне. Но в этом случае такая система должна быть во всех странах.

– Как сейчас устроена процедура организации допинг-контроля в России?

– РУСАДА получило от ВАДА право на планирование антидопинговых процедур и тестирование. То есть они собирают пробы, упаковывают под контролем международных антидопинговых офицеров и направляют их на исследования в западные лаборатории. И когда какие-то иностранные спортсмены говорят, что на соревнованиях в России невозможно быть уверенными в чистоте антидопинговых процедур, что кто-то может что-то подмешать, это происходит от того, что они попросту не знают, как все устроено. Какие-то нарушения тут невозможны даже теоретически.

– После всех допинговых скандалов проверки ВАДА стали жестче?

– Сейчас допинговые офицеры получили такие права, что уже встает проблема о защите прав спортсменов при проведении допинг-контроля. Так ситуация изменилась. В мое время мы считали себя главными в спорте, считали, что вкруг нас все ​крутится и мы главные действующие лица. Сейчас спортсмен зажат со всех сторон, со стороны допинг-офицеров, каких-то регламентов, правил. Допинг-офицер перед недавним товарищеским матчем с Бразилией приехал на тренировочную базу испытывать сборную России по футболу в 6:30 утра. Спортсмен должен тренироваться, готовиться к матчу. Но когда пробы берутся по три часа, понятно, что ломается тренировочный график. Может, потому нам три гола бразильцы забили, уместно говоря.

– Предыдущий глава Московской лаборатории Григорий Родченков сейчас у нас предан анафеме. Будто могло случиться, что неадекватный человек долгие годы руководил столь важным учреждением?

– Задним числом вечно просто говорить – как, мол, не разглядели такого человека? Но ведь вечно сложно понять, что у человека в голове. Родченков получал международные премии, был подлинно хорошим химиком. Он постоянно находился под контролем, в том числе ВАДА. После Олимпиады он лично получил грамоту за организацию лучшей лаборатории. Его лично за руку никто не поймал, его никто не осудил. Можно строить разные выводы, теории заговоров, но по факту этак.

– Вы упоминали о том, что проблема допинга подлинно существовала. На каком уровне происходит вовлечение спортсменов в эту систему?

– В большинстве случаев спортсмен вовлекается в эту систему в период перехода из детского спорта во взрослый, когда начинаются результаты. Появляются советчики, которые рассказывают, будто можно повысить результат. Это может быть тренер, может быть товарищ по спорту, да и сам молодой спортсмен может найти такую информацию. Люд в 14–15 лет сегодня уже неплохо владеют интернетом, чтобы все это найти, сайтов таких довольно. Но хотел бы отметить, что по своему опыту работы в дисциплинарном комитете РУСАДА я знаю, что в 60% случаев обнаружения запрещенных веществ в организме наших спортсменов – это элементарное разгильдяйство. Так, заказали спортсмены на отдыхе кальян. Сейчас же люд свободные стали. А в кальяне, например, у кого-то там какой-то препарат, туда же непонятно что могут подмешать. Или кто-то принял обыкновенный аптечный препарат без консультации с врачом, а в нем вещество из списка запрещенных. Понятно, что в таких случаях никто не хотел таким образом повысить спортивные результаты.

Sportbox.ru — Главные новости

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*