Александр Кержаков: «Спартак»? Уверен, в конце чемпионата лидер в РФПЛ поменяется

Нападающий «Зенита» Александр Кержаков в ходе открытого интервью, прошедшего в Санкт-Петербурге, вспомнил испанский этап карьеры и работу под руководством Юрия Морозова и Властимила Петржелы, заявил, что с ним в составе Россия выиграет чемпионат мира и выразил уверенность в том, что стадион на Крестовском острове будет готов к Кубку Конфедераций, а также озвучил цели сине-бело-голубых на текущий сезон.

— Какие у вас остались мемуары от пребывания в Испании? Сергей Семак рассказывал, что секрет его футбольного долголетия во многом заключается в том, что он в определённый момент сказал рождённому побеждать Валерию Газзаеву большое благодарю и уехал из ЦСКА в ПСЖ. И за этот год в Париже этак научился получать удовольствие от жизни даже безотносительно игры за клуб, что после стал чемпионом с «Рубином», с «Зенитом», сейчас тренирует и тоже чувствует себя неплохо.

— Что касается Сергея Богдановича Семака, думаю, что каждый бы нас получил бы за год в Париже сумасшедшее наслаждение от жизни и научился любить этот город, — приводит слова Кержакова корреспондент Sportbox.ru Елена Михеева. — Что касается меня и этапа моей карьеры в Испании, то я получал столько кайфа, выходя на поле… В моей команде были такие игроки, будто Дани Алвес, Хесус Навас, Кейта, Поульсен, ставшие звёздами мирового уровня. «Севилья» — этот тот коллектив, какой растит футболистов и продаёт их в более именитые клубы. Истина, меня это не коснулось, потому что я перешёл в московское «Динамо».

Я получал колоссальное наслаждение от того, что выходил на футбольное и мог резаться против таких звёзд, как Мессии, Рональдиньо, Это’О, Бекхэм, Ван Нистелрой… В «Сарагосе» тогда играли Пике, Милито. В Севилье летом весьма жаркая погода и нет моря. Существовать там хорошо, потому что тепло, но летом все местные уезжают на океан, а нам приходилось тренироваться. Занятия начинались в девять утра и заканчивались уже в 10:30, потому что жар стояла неимоверная. Зимой, в январе, ты уезжаешь на тренировку, у тебя 0 градусов в девять утра, а к её окончанию уже 25–28… «Севилья» — это суперфутбол, Испания — это классный чемпионат, плюс мне удалось завоевать довольно серьёзные трофеи — выиграть Кубок Испании, Суперкубок Испании и Кубок УЕФА ещё в то время.

— Когда-то в одной спортивной газете на первую полосу был вынесен заголовок «Роналдинью сказал мне после игры «Да ты умеешь резаться в футбол!»…

— Чтобы издание продавалось, нужно, наверное, вынести в «шапку» какую-нибудь суперфразу. На самом деле во время игры, естественно, такого сказано не было. Но люди по ходу матча перекидываются словами. Когда-то это могут быть нелицеприятные выражения, но в Испании не наблюдалось таких футболистов, которые будто-то грубо отзывались бы друг о друге, будучи соперниками. Те же Месси и Рональдиньо могли произнести какие-то нормальные слова. Это суперзвёзды мирового уровня и им мериться с кем-то непонятно чем дудки необходимости. Они всё всем уже доказали и поддержать какого-то молодого футболиста, пускай и из команды соперника — для них не является большенный проблемой.

— А Месси что сказал?

— Месси тогда ещё лишь начинал свой сумасшедший футбольный линия, в той «Барселоне» Роналдинью был на первых ролях.

— Понятно, что вам не приходилось против него защищаться, но если сообщать в целом, что делать: держать левую ногу, резаться против него вдвоём?

— Даже играя в то время против «Барселоны» с трио Месси, Это’О, Роналдинью, в котором солировал заключительный, я не понимал вообще, почему Месси отдаёт пас. У него отобрать мяч было невозможно, он обыгрывал одного-двух соперников без проблем и потерь. Потому я всегда задавался вопросом, зачем он отдаёт пас Роналдинью, если может попросту брать мяч и заходить с ним в ворота.

— Президент «Севильи» получил реальный уголовный срок за махинации с недвижимостью…

— Я слышал об этом, но хочу отметить, что в «Севилье», наверное, главную роль играет спортивный директор Мончи. За ним охотятся чуть ли не все топовые клубы Европы и мира, чтоб переманить его в свой стан. Всё-таки футбол сейчас — это не только то, что происходит на поле, но и за ним — такая большая ярмарка игроков. Мончи так чувствует футболистов, которых он приглашает из не самых известных команд, из чемпионата Франции, из Латинской Америки, что может после продавать их за огромные деньги в топовые клубы. Самым главным оружием «Севильи» является он.

— Стадион на Крестовском острове достроят к Кубку Конфедераций? Одинешенек из ваших родственников утверждает, что конечно…

— Значит, достроят.

— Но у него работа такая, а вы сами в это верите?

— У меня тоже такая труд, и я очень верю в то, что мне удастся выйти на поле в качестве профессионального футболиста в цветах «Зенита» и сыграть на этом стадионе официальный матч.

— «Петровский» уютный, но маленький. «Рамон Санчес Писхуан» или стадион имени Кирова, какой раньше был на Крестовском, — совсем другое дело. Ощущения от игры на переполненной большенный арене сильно отличаются?

— Нужно в первую очередность говорить о поддержке болельщиков. Возвращаясь к матчу под Дублином, там стадион вмещал пять тысяч, а болели на нём, будто все пятьдесят. Всё зависит от энергии трибун. Если соберётся целый стадион, а болельщики будут просто сидеть и смотреть, будто в театре, аплодируя только за какой-то прекрасный момент, тогда лучше играть на пятитысячном, где трибуны заряжают тебя эмоциями. Это на самом деле этак и чувствуется на том же «Петровском». Болельщики ведь не зря называются 12-ым игроком, их энергия вечно передаётся игрокам. Когда я был маленьким, мне было лет 10–12, я смотрел футбол по телевизору и не понимал, отчего домашние игры так отличаются от выездных. Но ответ очевиден — когда играешь при поддержке своих трибун, ноги бегут быстрее, болельщики гонят вперёд, и у тебя невольно появляются силы тогда, кода ты уже потерял веру в то, что сможешь свершить дополнительный рывок. В футболе всё решают доли секунды и доли сантиметров. И поддержка даёт футболисту импульс накрыть это расстояние, успеть на прострел, перегнать соперников и забить этот нужный гол.

— Что чувствуете, когда о вас поёт «вираж»?

— Когда сижу на скамейке, подтанцовываю, а если в это пора на поле, то тоже слышу и мне весьма приятно. Я благодарен болельщикам. В 2010 году было здорово услышать эту песню в первый один. Рад, что она прижилась.

— Масса историй связана с Юрием Андреевичем Морозовым — и про «низкопопого» Денисова, и про Быстрова, которого «соплёй перешибёшь»… Какие у вас остались мемуары о нём?

— Юрий Андреевич — это тот человек, благодаря которому я сижу тут. Если бы не его возрастное тренерское терпение и упрямство относительно меня, наверное, я бы не достиг тех высот футбольных, которых мне удалось достигнуть. Я ему обязан всем, что имею сейчас, если мы не говорим о родителях. Весьма счастлив, что на протяжении стольких лет не только я, но и болельщики передают из поколения в поколения своим детям и внукам познания о том, что был такой Юрий Андреевич. И молодые люд знают, что есть такой человек, имя которого ассоциируется с ленинградским «Зенитом», с питерским футболом вообще. Светлая ему память. Буду продолжать всем повествовать, что был такой человек, какой создал меня как футболиста-профессионала. Весьма надеюсь, что на новом стадионе ему воздвигнут монумент, потому что он — один из тех немногих, кто это подлинно заслужил.

— Самое яркое воспоминание, связанное с тем, будто он на вас кричал?

— Не могу озвучить, тут дети. Это было практически на каждой тренировке. Сперва было жутко, а потом все к этому уже привыкли.

— Когда Фергюсон он орал на игроков в раздевалке этак, что у них волосы назад сдувало, это называлось «фен». У Юрия Андреевича будто было?

— У Юрия Андреевича это был ветр на бровке. Обычно скамейка запасных расположена на стороне лайнсмена, чтоб не было на него давления гостей, а домашняя команда могла будто-то поддавить, образно выражаясь. А у нас располагалась скамейка вечно на противоположной стороне, и Юрий Андреевич, когда был не согласен с решением помощника главного арбитра, вскакивал и пробегал эти 60 метров по дорожке «Петровского» этак, что позавидовал бы каждый крайний полузащитник. И за ним ветр проносился… Так же на тренировках — если ему что-то не нравилось, он резко останавливал всё и шёл чрез поле, мог делать это даже во время двусторонней игры, крича на какого-то футболиста, действия которого ему не понравились.

— Почему у Петржелы было этак весело, но вы не выиграли золото?

— Сложный проблема. Наверное, именно из-за того, что было этак весело, мы и не выиграли. Не хватало опыта, концентрации, что пришло уже позднее со временем. Тогда у нас был бесшабашный футбол, в команде было немало ярких молодых и весёлых футболистов и не было грамотного сплава опыта и молодости. Были Радимов и Спивак, но этого было немного, для того чтобы в какой-то момент осадить игроков, больше сыграть в прагматичный футбол. Мы же бежали вечно в атаку, а потом пропускали в результате. Это не позволило нам в 2004-м году выиграть «золото».

— Если вы будете резаться на чемпионате мира 2018 года, сборная России выиграет его?

— Да. Это к вопросу о вере в собственные силы.

— Ещё в 2011 году в интервью на радио вы обещали, что выйдете в стартовом составе. А Фурсенко тогда сказал, что Россия выиграет этот чемпионат мира.

— Кстати, немного кто верил, когда Сергей Александрович в 2006 году сказал, что «Зенит» выиграет три европейских трофея за десять лет. К сожалению, 2016-ый скоро закончится, и три мы уже не успеем, но два — это тоже недурной результат.

— На вашем счету есть загубленная карьера Бухарова, какой не очень удачно провёл время в Петербурге…

— Сложно об этом сообщать. Тогда у меня была неудачная серия — до прихода Саши я забил одинешенек гол. Его взяли в «Зенит», и у меня пошло-пошло-пошло. Это стечение обстоятельств. Вовек нельзя рассчитывать на что-то, что придёт извне, нужно трудиться до конца и верить в собственные силы. Я продолжал тренироваться так же, будто и до прихода Бухарова, у меня просто стало получаться реализовывать моменты, с чем были проблемы до этого.

— Любите ли вы шаверму?

— Честно, весьма давно её не ел. Но по вкусовым ощущениям та шаверма, которая продаётся у метро, гораздо вкуснее той, что подаётся в ресторанах.

— Могли ли вы стать хоккеистом или другим профессиональным спортсменом?

— Я в детстве весьма любил дома изображать из себя хоккейного вратаря. Я надевал на одну руку кобуру от игрушечного пистолета, в другую брал игрушечную же пластмассовую клюшку, и отец теннисным мячиком бил в сторону кресла.

— В каком возрасте?

— В дошкольном, плюс первоначальный-второй классы. Зимой я в валенках и фуфайке выходил во двор и всё пора вставал в ворота, потому что для этого не нужно было кататься на коньках, чего я делать не умею и не умел. Несколько один мне разбивали нос, когда мы играли теннисным шариком, когда шайбой — я уже не выходил, естественно.

— Любимый беллетрист?

— Наверное, самое сильное впечатление от того языка, которым была написана книжка, я получил от прочтения книги «Очарованного странник» Лескова.

— Почему «Спартак» возглавляет турнирную таблицу?

— По победам, по-моему, лишь поэтому.

— Такого давно не было…

— Я уверен, что в конце чемпионата турнирная таблица поменяется и лидер в ней тоже.

— Задача у зенита лишь одна?

— Конечно, её не отменял никто и никогда.

— А в Лиге Европы? Горячие головы говорят о финале и даже победе…

— Аппетит приходит во время еды. Сейчас стоит задача выйти из группы. Она практически выполнена, если именовать вещи своими именами. Мы все максималисты. Одинешенек раз удалось, почему не сделать это во второй один?

Sportbox.ru — Главные новости

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*